Энциклопедия обо всем на свете. Роль знаний в жизни людей. Энциклопедия знаний.

Пехлеви. Часть 1. Персидский казак.

АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО ПЕХЛЕВИ - бизнес погонщика ослов.

РЕЗА ШАВАД КОУХ: ПЕРСИДСКИЙ КАЗАК — ЗАРОЖДЕНИЕ БОГАТСТВА — ЗЕМЛЯ И НЕФТЬ — ТРЮК С УЧРЕЖДЕНИЕМ ФОНДА — ПРИБЫЛИ И БЕГСТВО.

Когда через год после свержения иранского шаха новое иранское правительство назвало его «крупнейшим в истории грабителем», против этого не смогли возра­зить даже те американские и швейцарские банки, которые были уполномочены управлять капиталами семейства Пехлеви, вывезенными за границу.

А вообще-то и возражать не было необходимости. Иранское правительство не предъявило почти никаких письменных доказательств своих утверждений. И так все знали, что такие письменные документы могут подтвер­дить только жалкие крохи из всего награбленного ша­хом, например, покупку по указанию шаха за счет иран­ской казны 17 кг чистого золота. Позднее из этого золота начеканили медали, и шах раздарил их своим прибли­женным и друзьям. Согласно другому акту, 1 млн. долл. был истрачен на строительство баскетбольной площадки во дворце наследника престола. Стены спортивного зала были фурнированы фанерой из ливанского кедра. Были среди документов и долговые расписки «Чейз Манхэттен бэнк» о том, что по указанию шаха с его личного счета из Тегерана по частям были перечислены в американский банк 2 млн. долл.

Но все это были маленькие суммы. Спасаясь от революции, шах поспешно покинул Иран, но следом за ним на трех самолетах были отправлены документы, которые действительно могли многое рассказать об источниках, происхождении и росте его личного бо­гатства.

Вполне вероятно, что об истинных размерах имущест­ва шахской династии Пехлеви мир никогда не узнает. Можно только отметить две характерные черты роста этого богатства. Во-первых, в шахском Иране не было грани между имуществом государства, то есть казной, и личным имуществом шаха. И во-вторых, в Иране госу­дарственной тайной считалось все, что было связано с состоянием имущества династии Пехлеви, а потому едва ли возможно подвести точное сальдо.

Когда историки хотят привести примеры переплетения личного и государственного в шахском Иране, они обыч­но ссылаются на две группы событий. Одна связана с ко­ронацией шаха и шахини (после прогремевших над голо­вой династии бурь положение шаха, казалось, вновь ук­репилось). Другой пример — празднество, устроенное по случаю 2500-летия со дня основания Персидского госу­дарства на развалинах древней столицы Ирана Персеполя.

На коронации шах был облачен в доставшуюся ему в наследство от отца королевскую мантию, усыпанную жемчугами, золотыми и серебряными украшениями. (На мантию было нашито 2 кг натуральных жемчужин!) У шеи она была перехвачена застежкой, которая была изготовлена для одного из шахов в XVIII веке и кото­рую украшал бриллиант в 781 карат. На пряжке золотого пояса, охватывавшего генеральский мундир шаха, сиял смарагд в 175 каратов в обрамлении из 60 бриллиантов. Читатели западных иллюстрированных журналов были буквально ошарашены стоимостью и описаниями корон­ных украшений: 3380 бриллиантов, 5 смарагдов и 2 сап­фира. В короне шахини сверкали 970 бриллиантов, 495 алмазов, 105 натуральных жемчужин, 36 рубинов и 36 смарагдов. Знаменитый «Павлиний трон», который сред­невековые правители Ирана вывезли из Индии, тоже был извлечен из бронированных хранилищ государственного банка. Вообще-то он оказался не так уж велик — всего 2 м высотой и 96 см шириной. Но золотые пластины, из которых он был изготовлен, украшали 26773 бриллианта, рубина и смарагда. (К моменту коронации украшения ко­роны оценивались в 40 млн. долл., но это только «теоре­тическая» оценка. Общая стоимость этих сокровищ во много раз больше, не говоря уж об их исторической и ху­дожественной ценности.)

Взглянем теперь на другую вспышку роскоши. 15 ок­тября 1971 г. в Персеполе на развалинах столицы бывшей Персидской империи, подчеркивавших ее величие, пос­реди ныне пустынной местности было разбито 60 фан­тастических по богатству и довольно безвкусных шат­ров для приглашенных гостей и самого императора. Шат­ры, натянутые на колья из благородных сортов дерева, были изготовлены из непромокаемого материала. Оби­тые изнутри красным бархатом, шелком и искусственной кожей, шатры были обставлены дорогой мебелью и мра­морными столами и освещены золотыми и бронзовыми светильниками. Кушанья и напитки на торжественный банкет были самолетами доставлены прямо из Парижа, из ресторана «Максим». Повара, буфетчики и официан­ты — тоже из Парижа. Для того чтобы торжественный обед протекал без помех, иранская авиационная компания установила «воздушный мост» между Парижем и Персе-полем. (Оно и понятно: как иначе перебросить без по­терь и срочно 25 тыс. бутылок дорогих марочных вин «Шато Лафит Ротшильд» по цене 100 долл. за бутылку!)

Празднество по ценам того времени обошлось в 100 млн. долл. Вскоре один американский журналист полу­чил у шаха интервью. «Не преувеличивает ли молва расхо­ды и пышность юбилейных празднеств в Персеполе?» — несмело поинтересовался он.

Шах тогда (в первый и последний раз) сформули­ровал свой взгляд на личную собственность государя и на ее переплетение с собственностью государственной. Он так выразил свою мысль: «Вы у себя на Западе не по­нимаете моей философии власти. Персы считают своего государя отцом. Все, что принадлежит им, принадлежит и их отцу. Все, что израсходует отец, считается, что из­расходовали они. И я не сделал ничего другого, как толь­ко отпраздновал семейный день рождения. А глава семьи — это тоже я». Вот и все, что касается переплете­ния личной и государственной собственности в Иране.

Что же касается государственной тайны, то француз­ский историк Жерар де Вийер, поддерживавший хорошие отношения с шахским двором, так характеризовал обста­новку: «Абсолютное требование держать все в тайне не позволяет получить даже приблизительные данные отно­сительно шахского имущества. Все, что связано с иму­ществом государя и остальных членов клана Пехлеви, хранится в глубочайшей тайне, то есть является совер­шенно секретным. Своими финансовыми делами государь руководит единолично или через единственное доверен­ное лицо — заместителя министра двора. Часть шахского имущества составляют огромные земельные владения, ко­торые не были поделены между крестьянами во время зе­мельной реформы. Судя по всему, шахским имуществом в целом управляет швейцарский банк «Юнион де бэнк Сюиз». Доходы шаха складываются из самых различных источников — от вкладов за рубежом до нефтяных тан­керов и дворцов. Иногда наружу просачиваются и более подробные сведения, а точнее говоря, сплетни о размерах богатств шаха. На основании этих слухов можно лишь сказать, что речь идет о многих миллиардах долларов, находящихся в личном владении шаха, даже если оста­вить без внимания семейные предприятия, замаскирован­ные под государственные фирмы».

Боясь нарушить тайну, люди в Тегеране только шепо­том делились сведениями о богатствах шаха друг с дру­гом. Говорили, например, что гостиница «Хилтон» в Теге­ране является, собственно говоря, собственностью шаха и что одна из сестер шаха за 5 млн. долл. построила себе дворец из розового мрамора. Другая его сестра, принцес­са Ашраф, имеет даже три дворца в Иране, виллу на французской Ривьере, две роскошные квартиры в Па­риже и одну в Нью-Йорке. Кроме того, она — главный акционер иранской лотереи и каждую неделю загребает себе миллионы из прибылей этого предприятия.

Де Вийер на основе таких отрывочных сведений и слу­хов однажды заявил: «Жизненный стиль семейства Пех­леви поверг бы в финансовую катастрофу и разорил бы самого Рокфеллера...»

Все это, однако, мы, пользуясь американским выраже­нием, назвали бы только «мелкими орешками». Драго­ценности короны — большей частью наследие от дальних предков иранских шахов, и хотя они принадлежат «главе шахского семейства», в час бегства шаха они так и оста­лись лежать в стальных сейфах государственного банка. Внешние признаки роскоши — это только косвенная, пусть и говорящая о многом, информация о размерах имущества Пехлеви. Но зато история возникновения это­го богатства и техника управления им общеизвестны. И это на данный момент единственный способ, с помощью которого, пусть не в цифрах, можно определить разме­ры «великого грабежа».


blog comments powered by Disqus
 


Рекомендуем

Поиск

Последние обновления

Утиные губы только отдаляют переезд на Рублевку.

Утиные губы только отдаляют переезд на Рублевку.

Интервью с пластическим хирургом о том, что придет на... Подробнее...
Двойные послания в детстве, ведущие к психической травме.

Двойные послания в детстве, ведущие к психической травме.

«Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю... Подробнее...
Теория ведра с крабами.

Теория ведра с крабами.

Есть такая чудесная штука, называется crab bucket theory — «теория... Подробнее...
 Загадки группы и резуса крови.

Загадки группы и резуса крови.

У людей выявляют 4 основных группы крови: 0 (1), А (2), В (3),... Подробнее...
Перестаньте хвалиться тем, что еще не сделано.

Перестаньте хвалиться тем, что еще не сделано.

Никому не говорите о покупке, которую собираетесь совершить.... Подробнее...
"Не трогайте полотенце для рук". Секреты отелей, о которых вы не знали.

"Не трогайте полотенце для рук". Секреты отелей, о которых вы не знали.

Посетители сайта Quora, где на любой вопрос можно получить... Подробнее...
Ученые рассказали о простом способе войти в измененное состояние сознания.

Ученые рассказали о простом способе войти в измененное состояние сознания.

Контрольной группе удалось достичь результата без использования... Подробнее...
Что делать если «залипла» на мужчину?

Что делать если «залипла» на мужчину?

Довольно часто на одном из этапов отношений женщина начинает... Подробнее...

Самое популярное

Copyright

© 2010-2015 «Smalltalks.ru».
Любое использование материалов сайта допускается только при наличии активной ссылки на этот ресурс.