Энциклопедия обо всем на свете. Роль знаний в жизни людей. Энциклопедия знаний.

Арманд Хаммер.Начало истории. Бизнес с СССР. Часть 4.

Миллиарды обрамляют жизненный путь другого пер­сонажа из параллельной биографии «Ха против Ха», хантовского антипода, миллиардера Арманда Хаммера. Того самого Хаммера, который, между прочим, одновре­менно с Хантом сторговался с представителями ливий­ского революционного режима относительно добычи нефти.

И все же история рождения богатств Хаммера — летопись совсем иного сорта. Она как бы служит доказа­тельством того, что одинаковые или подобные интересы можно представлять методами, в корне отличающимися друг от друга.

Прапрадед Хаммера, носивший имя Владимир, уже в царской России считался богатым человеком. Он строил корабли для военного флота России. Но дед Хаммера в 1875 году потерял все свое состояние, вложив заработан­ные на строительстве военных кораблей деньги в оптовую торговлю солью. Добытую соль его представители храни­ли у Каспийского моря, в построенных на морском берегу складах. Неожиданно налетевший шторм смыл в море все запасы соли...

Практически разоренный дед Арманда Хаммера с же­ной и маленьким сынишкой Юлиусом эмигрировал в Америку, где вскоре стал «настоящим американцем», активным сторонником республиканской партии. Юлиус вырос, стал врачом. Политическая картина в США тех времен сложилась так, что он вступил не в республикан­скую, как отец, а в крохотную социалистическую рабочую партию,- находившуюся на левом крыле американской политики.

Сын его Арманд тоже стал врачом, но со дня получе­ния диплома в 1921 году медициной не занимался. У него было исключительное деловое чутье, чем он славился уже в студенческие годы. Хаммер-младший, еще будучи студентом, начал приводить в порядок оказавшееся на краю финансового краха отцовское предприятие, произ­водившее лекарства. В противоположность крупным фирмам он посчитал, что прекращение больших заказов времен первой мировой войны отнюдь не означает пред­стоящее свертывание фармацевтической промышленно­сти. И он не уменьшил объем производства, не стал любой ценой избавляться от запасов сырья, а, наоборот, расширил предприятие. Его расчеты оправдались. Вслед за первой мировой войной на рынке появились новые медикаменты, а спрос на них возрастал. А ведь еще за несколько лет до этого, к моменту, когда завод находился на краю финансового краха, на нем трудилось всего несколько рабочих. Теперь же, к 1920 году, Арманд Хам­мер, еще учившийся в университете, имел на своем заво­де 1500 рабочих.

Производство медикаментов привлекло внимание мо­лодого Хаммера к родине его предков — России. После гражданской войны молодая Советская республика боро­лась с международной интервенцией, политической изо­ляцией, экономической блокадой. Гражданская война и страшная засуха, приведшая к неурожаям, ввергли в упадок экономику страны. В отдельных районах России разразился голод, свирепствовали эпидемии. Ослабевшие люди нуждались в лекарствах. И Арманд Хаммер прини­мает решение: везти лекарства в Россию.

Он продал свою фабрику нескольким сотрудникам за 2 млн. долл. и на вырученные деньги купил списанный полевой госпиталь, лекарства и медицинское оборудова­ние. Но чтобы пробиться в Советскую Россию,- ему при­шлось выдержать настоящую борьбу. В Англии, в глав­ной стране — организаторе интервенции, чинуши Скот­ланд-Ярда даже посадили его на несколько дней под арест, найдя его миссию и цель поездки подозрительны­ми. Запоздала и советская виза, так что 23-летнему молодому предпринимателю пришлось отправлять в Москву «телеграмму протеста». 10 дней спустя Хаммеру, ожидавшему визу в Берлине, также телеграммой она была выслана.

Поездка в Россию в медленно тащившемся поезде была полна трудностей. Вагоны освещались взятыми с собой в дорогу свечами. Пассажиры старались избегать контактов друг с другом, боясь холеры и тифа. Москва тех дней носила на себе следы войны и страданий. На улицах — неубранный снег, незарытые ямы, выбитые витрины; на фасадах домов — следы от пуль и осколков снарядов. Люди плохо одеты и обуты, дети — часто боси­ком. Продукты давали на карточки и их не хватало. Молодой миллионер, обладавший к тому же хорошим аппетитом, зачастую был вынужден ложиться спать на пустой желудок. Полевой госпиталь и медикаменты он передал народному комиссару здравоохранения, который через несколько дней предложил, чтобы Хаммер в качест­ве гостя Советского правительства принял участие в ознакомительной поездке в составе одной комиссии по стране. Цель поездки комиссии: исследовать возможно­сти восстановления промышленности на Урале и пуска в ход крупнейших предприятий этого индустриального района. Экспедицию возглавлял один из руководителей ВСНХ.

Комиссия путешествовала трое суток, прежде чем добралась до Екатеринбурга. (С 1924 г. — Свердловск.) Поезд шел по разрушенной войной стране, и Хаммер записал в свой дневник такие строки: «...Свирепствуют холера, тиф и всякие детские заболевания... Я думал, что я в студенческие годы на медицинском факультете зака­лился по отношению к человеческим страданиям, но при виде первого же поезда с беженцами меня охватил ужас. Мне сказали, что, когда поезд выходил из Самары, в нем была тысяча человек. Когда через несколько дней этот поезд прибыл в Екатеринбург, в живых уже оста­лось только двести. Наиболее сильных. Многие умерли с голоду, остальных скосили болезни...»

Хаммера потрясло зрелище полуразрушенного края, застывшие, как мертвые трупы, уральские заводы, шахты и фабрики и в то же время богатство Урала — платина, смарагды и другие драгоценные камни и огромное коли­чество мехов. Руководитель комиссии сказал, что за все эти сокровища можно было бы купить тот самый миллион пудов пшеницы, который помог бы жителям Урала протянуть до следующего урожая. А Хаммеру было известно, что американцы не знают, куда девать необыкновенно богатый урожай 1921 года. Три пуда хлеба в США мож­но купить за один доллар. Фермеры Америки, не пред­ставляя, что делать с лишним зерном, вынуждены были сжигать его, чтобы удержать цены от дальнейшего паде­ния. Гость тут же на месте предложил, не обращая вни­мания на политические трудности и бюрократические препоны, организовать этот клиринговый бизнес.

Предложение его было принято. Хаммер отправил телеграмму своему старшему брату Гарри Хаммеру с просьбой закупить 3 млн. пудов пшеницы и срочно отпра­вить в петроградский порт. А в письме написал, что в обратный путь корабли поплывут с грузом мехов, сырых кож и других товаров тоже на сумму в 1 млн. долл. Плюс пять процентов комиссионных. Телеграмма своей лако­ничностью была характерна для Хаммера, человека, который позднее стал легендарным со своим кредо ком­мерческой деятельности: быстрая рекогносцировка на местности, честное деловое предложение и достаточная прибыль.

Вернувшегося через несколько дней в Москву Хамме­ра уже на следующее утро ждало приглашение к В. И. Ленину.

В своих мемуарах Хаммер описывает, что стол в рабо­чем кабинете В. И. Ленина был буквально уставлен кни­гами, завален журналами. В. И. Ленин вытащил из этой кучи номер выходящего и поныне научного журнала «Сайнтифик Америкен» и заговорил о том, что России нужна техника. Среди прочего, он сказал, что хотелось бы ускорить развитие отношений с Америкой, предоста­вив иностранному капиталу промышленные и торговые концессии. Хаммер и на этот раз отреагировал мгновен­но. Он вспомнил, что во время своей ознакомительной поездки по Уралу видел заброшенный карьер, где раньше разрабатывались богатейшие залежи асбеста. Он сказал об этом В. И. Ленину, и тот тут же предложил Хаммеру концессию. Гость немного поколебался, но затем согла­сился.

Хаммера переселили в правительственную гостини­цу, и он сразу же приступил к организации работ по подготовке концессии. Вскоре договор был утвержден ВСНХ.

Наконец, с некоторым запозданием прибыла в Петро­град хаммеровская пшеница. В обратный путь корабли загрузили мехами, а Хаммер получил полагающиеся ему пять процентов комиссионных.

После этого он еще раз виделся с Лениным осенью 1922 года. Во время встречи Хаммер рассказал вождю российского пролетариата о положении дел с концессией на добычу асбеста. Во время этого визита Хаммер вру­чил Ленину небольшую бронзовую фигурку. Статуэтка символизировала опасности, подстерегавшие человечест­во: на ворохе книг, среди которых была и книга Дарвина «Происхождение видов», сидела маленькая обезьянка и пристально разглядывала лежавший перед ней человече­ский череп. В. И. Ленин принял подарок и, как вспомина­ет Хаммер, сказал о том, что, если люди не научатся жить в мире, развитие технологии погубит человеческую цивилизацию. Статуэтка эта до сих пор стоит на пись­менном столе в кабинете В. И. Ленина в Кремле.

Так началась не имеющая себе подобных в истории капитализма связь. Хаммер (таких примеров не встреча­ется не только в истории сверхбогачей, но и среди просто бизнесменов) в течение 10 лет жил и работал в Совет­ском Союзе. И богател.

Помимо концессии на добычу асбеста он первым подписал ряд крупных американо-советских торговых соглашений. Смелость и дальновидность его лучше всего проиллюстрировать примером, когда он отправился к отпетому «врагу красных», к уже известному нам Генри Форду, уверенный в том, что гениальный организатор и предприниматель победит в Форде плохого политика. И он не ошибся в своих расчетах, хотя первая фраза Форда была, прямо скажем, малообнадеживающей. Он сказал Хаммеру: «Да, действительно, русский рынок был бы для меня весьма кстати, но я не пошлю в Россию ничего до тех пор, пока там не поменяют строй». Хаммер, которому тогда было всего только 25 лет, возразил: «Ну, мистер Форд, если вы намерены ждать, пока переменится строй в России, то вам еще долго не удастся „делать там бизнес».

Даже среди сверхбогачей, пожалуй, не нашлось бы другого смельчака, способного сказать такое самому Форду в 1922 году.

В конце концов дело завершилось тем, что Хаммер договорился с Фордом о поставке в Россию тракторов, а затем прибывшие в нынешний город Горький специа­листы с заводов Форда оказали помощь по возведению первого в России крупного тракторного завода. Кроме того, Хаммер был посредником при подписании торгового соглашения между Советским государством, установив­шим монополию на внешнюю торговлю, и Фордом о закупке большой партии деталей для тракторов на сумму в 35 млн. долл. После Форда Хаммер привлек к установ­лению деловых связей с СССР многие другие американ­ские крупные фирмы. Все это делалось на традиционной основе 5% комиссионных. Но это был надежный источник заработка для фирмы Хаммера. А он смело вторгался в области самые неожиданные: скупал меха и невыделан­ные кожи, икру и строевой лес; он был первым, получив­шим чековую книжку в советском государственном банке. Он должен был выполнять только два условия: не поку­пать недвижимого имущества, а также переводить свою прибыль в доллары только один раз в году и тогда — с правом вывозить полученную прибыль из страны.

Со второй половины 20-х годов правительственные круги США начинают ставить все больше препятствий деятельности Хаммера в Советском Союзе, да и совет­ская внешняя торговля развила собственные органы и сама вступала в непосредственные контакты и перегово­ры с иностранными фирмами. Изобретательный Хаммер все же нашел еще одну возможность сохранить для себя связи с экономикой СССР: на основании соглашения с Советским правительством он построил карандашную фабрику на базе местных графитов. (Для этого из Герма­нии он «импортировал» нескольких лучших специалистов с фабрики Фабера.)

В 1930 году он покидает Советский Союз. Советское правительство, прощаясь с Армандом Хаммером, частич­но за наличные деньги, частично за' акции с рассрочкой на три года приобрело у Хаммера его карандашную фабрику. Хаммеру разрешили после уплаты 15% налогов вывезти его имущество, приобретенное в Советском Союзе.

К этому времени Хаммер был уже одним из богатей­ших людей Америки. Его богатство, заводы и предметы искусства оценивались приблизительно в 100 млн. долл. Однако настоящим сверхбогачом его все еще не считали. Последующий период в жизни Хаммера в международ­ных масштабах ничем не примечателен. Влиятельные представители американского капитализма яростно нена­видели пришедшего к власти Рузвельта, ограничивавше­го деятельность монополий, а вместе с ним и Хаммера, который был помощником и другом Рузвельта. В 1940 го-

ду Хаммер выработал план, согласно которому США оказывали Англии, уже находившейся в состоянии войны с Гитлером (в обмен на предоставление некоторых английских военных баз), серьезную экономическую помощь. Позднее Хаммер работал вместе с доверенным лицом и «разъездным полномочным послом» Рузвельта — Гарри Гопкинсом. Он был одним из тех, кто еще до вступления Америки в войну разработал значительную и в то время очень важную военную программу помощи Англии, чтобы не дать ей рухнуть под ударами нацистов.

В знак памяти об этой дружбе после смерти прези­дента Хаммер купил бывшее фамильное поместье семей­ства Рузвельтов — приходившее в упадок имение Кампобелло. За много миллионов долларов Хаммер отремонти­ровал жилой дом, привел в порядок парк, поручил своим людям разыскать старинную мебель семейства Рузвель­тов, а затем все имение он подарил американскому пра­вительству с условием, что Кампобелло будет мемориаль­ным музеем Рузвельтов.

Разумеется, когда Хаммер сделал этот широкий жест (в 1963 г.), он был уже миллиардером. Добавим: особен­ным, не вписывающимся в обычные рамки миллиардером.

Характерно, пожалуй, для удачливости Хаммера, что ему буквально в руки валились новые и новые миллионы и тогда, когда он совсем уже намеревался уйти из бизне­са. В середине 50-х годов он почувствовал было уста­лость и признал, что пришло время отправиться на по­кой, в свой переполненный сокровищами искусства дом в Калифорнии. Он щедро дарил и писал благотворитель­ные завещания. Подарил собрание картин старинных мастеров Южно-Калифорнийскому университету, другую коллекцию стоимостью в 25 млн. долл. — музею дистрик­та в Лос-Анджелесе, коллекцию графиков — вашингтон­ской Национальной галерее. Много миллионов он по­жертвовал «институту Джонса Солка» для организации при институте «центра раковых исследований имени Арманда Хаммера».


blog comments powered by Disqus
 


Рекомендуем

Поиск

Последние обновления

Утиные губы только отдаляют переезд на Рублевку.

Утиные губы только отдаляют переезд на Рублевку.

Интервью с пластическим хирургом о том, что придет на... Подробнее...
Двойные послания в детстве, ведущие к психической травме.

Двойные послания в детстве, ведущие к психической травме.

«Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю... Подробнее...
Теория ведра с крабами.

Теория ведра с крабами.

Есть такая чудесная штука, называется crab bucket theory — «теория... Подробнее...
 Загадки группы и резуса крови.

Загадки группы и резуса крови.

У людей выявляют 4 основных группы крови: 0 (1), А (2), В (3),... Подробнее...
Перестаньте хвалиться тем, что еще не сделано.

Перестаньте хвалиться тем, что еще не сделано.

Никому не говорите о покупке, которую собираетесь совершить.... Подробнее...
"Не трогайте полотенце для рук". Секреты отелей, о которых вы не знали.

"Не трогайте полотенце для рук". Секреты отелей, о которых вы не знали.

Посетители сайта Quora, где на любой вопрос можно получить... Подробнее...
Ученые рассказали о простом способе войти в измененное состояние сознания.

Ученые рассказали о простом способе войти в измененное состояние сознания.

Контрольной группе удалось достичь результата без использования... Подробнее...
Что делать если «залипла» на мужчину?

Что делать если «залипла» на мужчину?

Довольно часто на одном из этапов отношений женщина начинает... Подробнее...

Самое популярное

Copyright

© 2010-2015 «Smalltalks.ru».
Любое использование материалов сайта допускается только при наличии активной ссылки на этот ресурс.